«Живая Шляпа» > Главная страница Газета выходит с 16 декабря 1994 года
Из-под «Живой шляпы» мир кажется интереснее


Времена побасенок и стишков

О проекте

ся шестнадцатилетняя история газеты «Живая Шляпа», начиная с декабря 1994 года, складывается из разных событий, разных текстов. А наполняют страницы содержанием наши авторы — открытые, умные, любознательные, смешливые и смешные …

Давно повзрослевшие первые корреспонденты «ЖШ» не перестали дружить с газетой. Чудные «времена побасенок и стишков» не «прошли безвозвратно», и по-прежнему ждут новых выпусков наши читатели.

Взглянуть на «Живую Шляпу» под иным углом зрения предлагает новый проект LiveHat. ru, который складывается в недрах виртуального пространства.

Сюда перекочуют рассказы из жизни газеты. Вы увидите знакомых авторов и знакомые рубрики, а в названиях разделов сайта – привычные словосочетания. Новые авторы расскажут свои особенные истории… Продолжится конкурс рисунков волшебных, немного сумасшедших шляп.

От смешного и грустного образа — образа «Живой Шляпы» — никуда не деться. «Живая Шляпа» на многие годы вперёд задала моду на то, чтобы люди встречались и разговаривали на её страницах, чтобы от «Живой Шляпы» шли «живые волны счастья и добра».

Шестьдесят-на-сорок

не всегда нравился этот кабинет. Знакомые радостно-жёлтые парты вселяли какую-то смелость перед грозным английским языком и учительницей, которая ставила «4» за одинаковые с подругой работы, приговаривая: «А ты можешь лучше!» Тогда ещё мы перекидывались мимолётными взглядами с любимыми людьми и прятали улыбки внутрь себя, добросовестно учили какие-то слова, писали творческие работы…

*****

Саша ДЕМЕНТЬЕВА

  «Будь самой счастливой…»

 Лучи весеннего солнца проникали сквозь задернутые плотные шторы. Статная женщина осторожно потянула за веревочку у края гардины, и занавески разъехались в стороны. Она наклонилась, почти касаясь лицом ткани, силясь уловить любимый запах.

За Маруську

аська стоял, ожидая звука выстрела. Последнего звука в его жизни. Даже после долгих допросов, дней в темной, мокрой, пропахшей кровью камере, в которой ютились десять исхудавших человек, он не вымолвил ни слова, раскусывая губы до крови и упрямо сжимая кулаки во время пыток. Мысли, голоса, моменты из его, Васиной, жизни носились в голове один за другим и стремились догнать и перегнать друг друга, спеша уверить его в том, что умирает он не зря. Умирает он за Родину. Васька зажмуривает глаза, и немые, не находящие себе объяснения сцены, оживают. В девять лет он впервые услышит о войне. Васька помнит, как мать спешно собирала пожитки, отец ушел на фронт, а годовалая сестра Маруська тихо лежала в кроватке, как будто всё понимая. Они ехали в Ленинград к бабушке…

Цените жизнь ...

очу, как раньше: плавить белый шоколад моего добра на батарее бытия, кидая сладкие остатки недругам; хочу долго-долго смотреть на луну и не находить в ней ничего романтичного. Хочу хоть раз заснуть спокойно. И проснуться счастливой (звездой, отдохнувшей. — Ненужное вычеркнуть)…

Чехарда образов

омоносов в деревянной раме смотрит из-за стекла на серые девятиэтажки. Менделеев, которого, если повесить его, к примеру, в кабинете истории, можно принять за Карла Маркса, глядит устало и гордо поверх наших голов куда-то на шкаф, на чучело красно-грудой птички, на угловатые модели алканов, алкенов и иже с ними… В углу, затравленно съежившись, неестественно выгнув, выломав руки и ноги, распахнув черепную коробку, демонстрирует нам свои пластмассовые кости…

Искусственные цветы

етер остервенело швыряет в лицо свалявшиеся комья тусклого снега, кричит, прерывая плеер. Мешает идти, рвёт волосы, синими ладонями даёт ледяные пощёчины. Мечется в истерике, катается в исступлении по сухой мостовой…

Лето

олное радостными ожиданиями лето. Брызги фонтана летят на нас, уже мокрых с ног до головы, а Ленка снова и снова радостно кричит: «Кому ещё крупы?». Затем она достает очередной килограммовый мешок пшена и посылает его по коленкам. Сначала досталось мне, потом Паше, затем Машке, и, в конце концов, Серёже.
Мы продолжаем кормить голубиную стаю, скопившуюся у наших ног так близко, что мы сидим на лавочке как настоящие гопники — на спинке…

Настроение и сны

Утром мне чаще всего хочется почувствовать, что я проснулась. Иногда это просто необходимо, но зимой особенно. Летом всё равно всё лучше: настроение, погода, сны. 
Вот сегодня мне приснилось, что я в лицей поступила, а мой друг просто мне позавидовал. И стало всё так противно. Во сне я понимала, что сейчас зима, но всё равно когда какой-то мужчина уступил мне место в автобусе, на улице засияло солнце…

Лапландская сказка

Cказок под Новый год ждут дети и взрослые во всех странах мира.

Тётка Весна

роход не загораживай!» — проворчал кто-то  сзади. Я обернулась и уткнулась взглядом в большую тележку с тряпками, мылом и тому подобным. Такие тележки обычно возят уборщицы в отелях. «Ну!» — недовольно сказала тележка. Я удивленно шагнула в снег. Тележка, скрипя, трясясь и звеня, покатилась вперед, и я увидела толкавшую ее женщину. Она была полная, краснощёкая и одета в белый халат с коротким рукавом. Я, закутанная в шарф, в двух кофтах и свитере, поежилась и посмотрела на особу с опаской. Та, шмыгая носом, уверенно шагала вперед. Мне стало интересно, и я, спотыкаясь, побежала за ней…

Не-Новости-от-Шляпника

Не-Новости-от-Шляпника

Ещё не окончена летопись …

— Как не обозначай явление, получается «Шляпа». «Живая Шляпа»! А каждый раз в день рождения «ЖШ» вспоминается … Что? Фотоклуб-22, фотоальбом, фотографии …

«… Фотографий было много. Авторы и другие „доброжелатели“ начали их подписывать, изощряясь в юморе и демонстрируя разнообразную степень знания русского языка. Подписи и надписи стирали, переписывали, правили и зачёркивали из одного только упрямства и творческого самолюбия. …

Как-то органично рядом с фотоальбомом на стол легла Большая-Серая-Тетрадь. Летопись клуба продолжала вестись новыми летописцами, которые излагали своё видение мира. Длинные диалоги, заочный обмен мнениями, перепалка – всё обрушилось в Серую…. Что стало с клубом, с кружком и чем закончилась история с летописью? Пожалуй, осталась только летопись. Она не потерялась, не исчезла и не поменяла форму. Вот здесь и родилась идея детской газеты…»

— Весёлое сочетание застревает в памяти, будоражит воображение. Зачитанные до дыр страницы «Шляпы» удерживают столько воспоминаний, имён, дат, событий, что каждый новый автор готов штопать растерзанные поля, чтобы вписать туда и своё имя…

«… Для шляпника со стажем характерна постоянная потребность нырять в гостеприимное „шляпное“ пространство, потереться щекой о мягкий ворс, свернуться калачиком в углублении на самом верху, рассказать о своих бедах и достижениях. В ответ «Шляпка» либо ласково погладит и укроет своими полями, либо дружески похлопает по плечу и похвалит. «Шляпу» примеряют живые детские умы, отряхивают от пыли заботливые детские руки. Из-под неё постоянно слышен смех, в неё складываются незавершённые работы и уникальные идеи. Она пахнет чаем и чем-то  вкусным. Вот сейчас юная «Шляпа“ выберет себе самый красивый бант, раздуется от гордости (чтобы всем места хватило) и будет слушать бесчисленные слова благодарности от тех, кого вырастила, за чашкой чаю с ароматом уюта».

© 1994-2015 Татьяна Романова

Система управления сайтом HostCMS v.6

© АНО "Творческое объединение "Живая шляпа". Все права защищены.

При полном или частичном использовании материалов ссылка на сайт livehat.ru обязательна.